09.01.14

«Польская интрига»: содружество и империя

Александр Аничкин
Автор живёт на старой ферме в Нормандии,
на равном удалении от Парижа и Лондона.
Оттуда хорошо видно, как идут дела в Европе
Об отказе Виктора Януковича подписать ассоциацию с ЕС по программе Восточного партнерства говорят как о «победе» России. Конечно, победа. Только победа эта с неприятным осадком. Потому что «победа»  одного — это поражение другого.

И французские, и английские комментаторы согласны: отступление Украины - это победа Москвы. Правда, говорят и о «стратегическом терпении», мол, процесс все равно идет.

Почему Восточное партнерство, предложенное польским министром иностранных дел Сикорским, такое неприятие в Москве вызывает? Помимо сегодняшних соображений, есть и старое, глубоко сидящее.

«Польша»  и «Литва»  в русском массовом сознании давно обрели мифическое значение — образ врага на западных границах. А вот откуда это? Ну да, у Маяковского Польша была «географической новостью». Еще Ливонская война была, Тарас Бульба с ляхами, потом разделы Польши и оставшийся после них «польский вопрос» . «Клеветникам России»  поздний Пушкин-государственник писал как раз по поводу подавления восстания поляков против империи. Отвечал критикам во Франции: не лезьте, это наше, внутреннее, семейное дело.
У себя мы привыкли к одному прочтению своей истории, не замечая даже, что история-то «московская» . Была Киевская Русь, потом феодальная раздробленность, потом Московское княжество стало «собирать земли»  и так вплоть до империи и СССР. Как-то говорили о современной политике со старым школьным другом, вышедшим к тому времени в большую политику. Повернулось к истории. Вдруг заметили провал: Киевская Русь, раздробленность... А потом вдруг скачком — Москва «собирает»  русские земли, воюет с Литвой и Польшей.

А ведь не одна Москва собирала русские земли. «Литва»  была не той, что сейчас саммит проводит. Та, прошлая, полностью называлась Великое княжество Литовское, Руское и Жомойтское. Государство простиралось от Балтики до Черного моря. В него кроме Литвы входила современная Белоруссия, часть современной Украины, России и Молдавии. Государственным (административным) языком в княжестве был русский, точнее западнорусский. На нем велось все делопроизводство, а у первопечатника Скорины на обложке Писания так и значится «Библия руска» . Потом эта Литва объединилась с Польшей в конфедерацию Речь Посполитая. Название — это обратный перевод на языки государства выражения res publica — общее дело, республика. Позже, уже в наше время, Речь стали называть Содружество. 

От Московской Руси, строившей государство на принципах вертикали власти, западнорусское Содружество отличалось выборностью главы государства — короля, парламентом, автономией городского самоуправления и религиозной терпимостью. Содружество, или Речь Посполитая, прекратила существование только в 1795 году, с третьим разделом Польши.

Скажут, когда это было! И после много чего случилось, и сейчас совсем другие интересы действуют. Да вот нет же, разве содружество, союз друзей не притягательнее империи? Дрейф восточноевропейских стран в сторону содружества, пусть это теперь Европейский союз, это ещё ведь и дрейф от империй. Призрак «Литвы»  бродит по Европе, притягивает.

С империей расставаться трудно, особенно в головах. Одну битву с Киевом выиграть можно, но остановится ли на ней европейский дрейф?

Недавнее «незаявление»  Дмитрия Пескова об Англии как «маленьком острове»  уязвило англичан. Премьер-министр в защиту наследия пламенную речь произнес, включая даже про то, что все виды спорта придуманы англичанами. В стране смеялись, сравнивали с речью премьер-министра Хью Гранта в фильме Love, Actually, тоже про наследие — от Шекспира до Гарри Поттера и левой ноги Бекхэма. И Владимир Путин как-то замечал, что Англия никак не расстанется с империей.

Так империя-то не просто размонтирована, а перешла в Содружество наций, теперь даже без «Британского». Пятьдесят три государства — и крупные, и малые. Причем попросились и вступили даже некоторые из тех, что колониями империи не были: бывший португальский Мозамбик и бывшая бельгийская Руанда. Можно влияние этого содружества недооценивать, можно переоценивать, в России не так уже внимательно за ним следят. Но влияние есть и ценится странами-членами. Притяжение остается. Апартеид в ЮАР рухнул не в последнюю очередь, потому что страна оказалась за пределами Содружества. В Пакистане демократические перемены стимулировало то, что Содружество страну исключало за военный переворот. Индия, бывшая «жемчужина Британской короны», остается крупнейшей демократической страной мира.

А что касается экономики, то подсчитано, что в среднем объём торговли одного члена Содружества с другим на 50 процентов выше, чем со страной — не членом. И в самой Британии есть движение, чтобы вместо членства в ЕС развить и укрепить Содружество.

От империи Советского Союза тоже осталось Содружество — СНГ. Может, если в нем будет меньше империи, а больше содружества, не надо будет «битвы»  выигрывать. А просто договариваться.

http://www.bfm.ru/news/238315

2 коментарі: