18.06.12

Как расстреляли посла

Барон Федор Боржинский (справа)
Напомним, что в 1917-1920 гг. Украина имела свои дипломатические представительства в странах, признавших ее независимость. Список их немалый: Германия, Болгария, Австрия, Венгрия, Турция, Польша, Литва, Латвия, Эстония, Финляндия, Чехословакия, Румыния, Белоруссия, Грузия, Армения, Азербайджан и другие. Причем некоторые украинские дипломаты выполняли там свой долг до последнего удара сердца - в буквальном смысле этого слова.

КРЕСТЬЯНСКИЙ БАРОН
 
Трагически сложилась судьба украинского посла на Кубани - полковника барона Боржинского.

Вообще-то Федор Боржинский происходил из крестьян Уманского уезда Киевской губернии. В 21 год его забрали в армию. Сначала он служил солдатом, затем поступил в военное училище, которое окончил подпоручиком. Перед Первой мировой войной был послан в Маньчжурию - начальником охраны русского дипломатического представительства. Там оказал какие-то исключительные услуги местному правителю, за что был возведен в князья. В России маньчжурский титул Боржинского признали и даже дали потомственное баронство. Так украинский крестьянин стал маньчжурским князем и русским бароном.

В годы Первой мировой войны Федор Боржинский сражался на Кавказе, за боевые заслуги был награжден Георгиевским оружием и чином подполковника. Весной 1918-го он вернулся на родину и заявил о готовности служить Украине. В то время в нашей стране наступил короткий мирный период, и боевого офицера решили использовать по дипломатической линии, назначив украинским консулом в Пятигорск.

В этой должности Федор Боржинский действовал довольно успешно. Вскоре его вызвали в Киев, где он встречался с гетманом Павлом Скоропадским и получил новое назначение - украинским послом при кубанском правительстве. В то время лидеры Кубани стремились к сближению с Украиной, и гетман Скоропадский планировал включить Кубанский край в состав своего государства.
При таком развитии событий конфликт с белыми был неизбежен. Он наметился в Екатеринодаре 1 октября 1918 года на открытии Кубанской краевой рады. Выступавший от имени Украины известный экономист Николай Левитский довольно определенно заявил о будущем сближении Украинской державы и Кубанского края. Затем дали слово генералу Антону Деникину. Вождь белых говорил очень дипломатично, не задевая национального достоинства кубанских казаков, но речь украинского представителя ему, конечно же, крайне не понравилась.

Спустя несколько дней приехал Боржинский, облаченный в украинский жупан с гетманскими полковничьими погонами. Он сразу же связался с иностранными миссиями, нанес визиты членам кубанского правительства и казачьим военачальникам. Для кубанцев появление украинского посла было очень значимым: тут же во многих станицах открылись книжные лавки "Просвiти" с украинской литературой и газетами.

Белых все это приводило в бешенство. Повод избавиться от посла появился сразу после свержения в Украине гетмана Скоропадского. Боржинский признал Директорию, а Добровольческая армия считала ее своим врагом. Большая часть кубанского казачества тоже симпатизировала Директории, а потому украинский посол мог оставаться в Екатеринодаре столько, сколько ему заблагорассудится. Но он решил поехать в Киев - для представления новым властям. Кубанский и донской атаманы всячески отговаривали Боржинского от рискованного шага, но тот оставался непоколебим и выехал в Украину в фирменном вагоне.

13 февраля 1919 года поезд прибыл на станцию Волноваха, занятую белыми. Вагон украинского посла был тут же оцеплен, а сам он вместе со всеми членами делегации отправлен под арест - в Юзовку. Ночью 14 февраля белые устроили военно-полевой суд. Боржинский был приговорен к расстрелу... Как затем оказалось, такой приказ отдал лично генерал Май-Маевский, командующий частями Добровольческой армии в Донецком бассейне. Документальные свидетельства об этой истории хранятся в одном из московских архивов.

ПРОДАННЫЕ АРХИВЫ

В Государственном архиве Российской Федерации (ГАРФ) есть несколько уникальных фондов украинских дипломатических представительств за рубежом. В первую очередь - это документы посольств Украинской Народной Республики в Германии и Франции. Оба фонда попали в Россию довольно интересным образом. Первый - посольства УНР в Германии - в 20-е годы был продан(!) бывшим украинским послом Николаем Поршем русскому заграничному архиву в Праге.

Несведущему читателю сей факт не покажется странным: ну продал, ну и что? Однако Николай Порш - не просто бывший посол УНР в Германии, это один из известнейших украинских социалистов и революционеров, в 1917-м - министр Центральной Рады, основатель отечественной статистики и, кстати, переводчик "Капитала" Маркса на украинский язык. Некоторые современные украинские историки (апологеты Центральной Рады) ставят Порша чуть ли не на один уровень с Михаилом Грушевским. И вот этот самый социалист Порш "загнал" наш архив белогвардейцам. Причем за довольно мизерную сумму, сопроводив ящики с документами таким верноподданническим письмом, что остается только удивляться: всю жизнь он боролся против экспансии Российской империи, а оказавшись в эмиграции, вдруг начал заискивать перед вчерашними идеологическими врагами. Парадокс ситуации и в том, что в Праге в соседнем помещении располагался Украинский зарубежный архив с документами УНР. Почему Порш не сдал материалы своей миссии туда, остается только гадать.

В 1945 году в Прагу вошли советские войска и захватили все находящиеся там архивы (Русский заграничный, Украинский, Казачий, Грузинский и др.). Они были вывезены в Москву, каталогизированы и в 50-е годы переданы в союзные республики - по принадлежности. В Киев, например, вернулся Украинский архив, включающий фонды Центральной Рады, Украинской Народной Республики и др. Любопытно, что, когда документы поступили в Главное архивное управление Украины, к их разбору привлекли нескольких бывших военных армии УНР, захваченных советскими войсками в Восточной Европе в 1945-1946 годах и отсидевших в сталинских лагерях.

Что же касается фонда украинского посольства в Германии, то он остался в Москве, поскольку Порш передал его не в Украинский, а в Русский архив. К счастью, эти документы доступны. В частности, переписка Семена Петлюры и Николая Порша, письма посла УНР об аресте немецким правительством денежных средств нашей страны, информационные бюллетени посольства, сообщения о деятельности украинских дипмиссий в Англии, Дании, Италии, Скандинавии, Турции, Чехословакии и многое другое.

СУДЬБА АВАНТЮРИСТА

Еще более значимыми являются документы делегации УНР на мирных переговорах в Париже по окончании Первой мировой войны и дипломатической миссии во Франции. Этот архивный массив попал в ГАРФ точно так же, как фонд украинского посольства в Германии, с той лишь разницей, что поспособствовал этому в 1929 году Владимир Колосовский, подполковник русского Генштаба. В январе 1919 года с согласия Симона Петлюры он был назначен военным экспертом украинской делегации на мирных переговорах в Париже. Делегацию возглавлял пожилой граф Михаил Тышкевич, довольно видный политический деятель того времени. От исхода переговоров зависела судьба Украины: если страны-победительницы признавали ее независимость, то они автоматически оказывали ей помощь в борьбе за свободу. Ну а если нет...

В скором времени граф Тышкевич скончался в Париже, и весь архив украинской делегации и миссии УНР перешел в распоряжение Колосовского. Официально он продолжал числиться украинским военным атташе. Но реально с 1921 года был одним из редакторов издаваемого в Германии военного журнала, созданного при непосредственном участии разведуправления РККА и "черного" рейхсвера (подпольного немецкого генерального штаба).

Параллельно Колосовский состоял "в друзьях" у представителя Российского общевоинского союза в Берлине (главной белоэмигрантской организации) генерала фон Лампе. Верхом пронырливости стало вхождение Колосовского в том же 1929 году (когда он продал наш архив) в состав Организации украинских националистов! Понятно, что информацию о каждом шаге Евгения Коновальца и его соратников авантюрист перепродавал дважды: белоэмигрантам и разведуправлению РККА. Судьба этого подполковника до сих пор толком неизвестна: в 1944 году он то ли погиб, то ли пропал без вести.



КСТАТИ


К сожалению, страны Антанты, и в первую очередь Франция, категорически отказались признавать Украинскую Народную Республику. Именно поэтому делегацию УНР ожидал провал на переговорах. В 1919-1920 годах французы запрещали пропускать в нашу страну медикаменты, теплые вещи, патроны и снаряды, в которых остро нуждалась сражавшаяся за независимость украинская армия. Причем все это закупалось исключительно на украинские деньги.

Ярослав ТИНЧЕНКО, "Киевские Ведомости"№108 (3205), Вторник, 25 Мая 2004

Немає коментарів:

Дописати коментар