26.04.11

Переименование улиц: блажь или веление времени?

Переименование улиц - вялотекущий процесс. В Чернигове за десять последних лет по общим подсчетам сменили названия более тридцати городских артерий. В большинстве случаев речь шла о возвращении исторических наименований, таких как Магистратская, Пятницкая, Преображенская и других. Но подобные новшества воспринимались жителями областного центра негативно.

Причин тому несколько. Начиная от хлопот с пропиской и заканчивая кругленькой суммой горбюджета, в которую это обходится. Есть и третья причина.

Самая важная: люди перестали персонифицировать название улиц и проспектов с историческим событием или личностью, фамилия которой отштамповывается в их паспортах на страницах 12-13.


Имени Пинхуса Лазаревича

Чуть более года назад активисты молодеж­ной организации национал-демократической окраски в день памяти студентов, погибших 16 января 1918 года в бою с отрядом РККА, провели акцию, во время которой прикрепи­ли к табличкам с названием улицы Петра Вой­кова бумажные вывески «Улица Героев Крут».

Ожидаемого общественного резонанса акция не вызвала, речь о переименовании этой ули­цы больше не заходила. Несмотря на то, что пламенный революционер Войков замешан в самом громком преступлении века. И при том, что на Черниговщине есть свои, настоя­щие и более чем достойные, герои.

Но вернемся к Пинхусу Лазаревичу Во­йкову - таково его полное имя. Завоевал он вечный покой у Кремлевской стены в Москве и бессмертие в названиях улиц городов и весей бывшего СССР, обагрив руки кровью. Среди организаторов убийства последних отпрысков императорского дома Романовых он был одной из ключевых фигур.

Причем, вместе с отрекшимся от пре­стола императором Николаем II, императри­цей Александрой Федоровной, их детьми - четырнадцатилетним Алексеем и четырьмя дочерьми, был казнен семейный врач Е.С. Боткин (как известно, Алексей страдал на­следственным заболеванием - гемофилией, несвертываем крови, нуждался в постоянном уходе, ведь любой синяк или царапина моглистать для него роковыми). А также прислуга: А. С. Трупп, повар И. М. Харитонов и горнич­ная А. Д. Демидова.

Екатеринбургские события 17 июля 1918 года историки потом назовут ипатьевской трагедией. Кровавая расправа над безоруж­ными пленниками происходила в доме горно­го инженера Николая Николаевича Ипатьева, который поддерживал дружеские отношения с членами Уралсовета и лично с товарищем Войковым, на то время - комиссаром снаб­жения.

Под чутким руководством Пинхуса Лаза­ревича проходили реквизиция продоволь­ствия и национализация промышленности. Он жестоко карал как владельцев предприятий, так и простых крестьян, которые отказыва­лись выполнять продразверстку.

Войков также «побеспокоился» о том, что­бы подельники по ипатьеаскому преступле­нию как можно лучше смогли замести следы. По приказу комиссара снабжения были вы­писаны сукно, в которое потом заворачивали трупы, серная кислота и керосин, полностью их уничтожившие.

Сделав головокружительную дипломати­ческую карьеру, Петр Лазаревич в 1927 г. был убит русским эмигрантом Б. С. Ковердой на вокзале в Варшаве.

Современники Войкова утверждали, что до конца жизни он носил на мизинце руби­новый перстень, доставшийся ему в тот па­мятный день 17 июля 1918 года. Петр Лаза­ревич собственноручно снял его с остыва­ющей руки императрицы Александры. Для этого ему пришлось отрубить усопшей па­лец: перстень никак не хотел покидать тело своей владелицы.

Жозефина, или Главный писатель большевиков

Не менее одиозная фигура и Вацлав Бо­ровский. «Главный писатель большевиков» - так его называли соратники по партии. Он стоял у истоков газеты «Искра», выступал как марксистский литературный критик, редакти­ровал журналы «Вперед», «Пролетарий», пе­чатался в «Правде».

Внук польского шляхтича, сын петербург­ского инженера-железнодорожника получил блестящее образование и владел многими языками. Во время учебы и состоялось его «революционное освящение». Он прошел эмиграцию, ссылку, подполье, где и получил свою партийную кличку - Жозефина.

После 1917 года был послом в Сканди­навских странах. Вернувшись в 1919 году на Родину, стал ярым поборником Православ­ной Церкви. Умный, расчетливый и склонный к подковерным играм, он искусственно раз­жигал внутрицерковные конфликты, объявив Церковь «одним из инструментов страдания народа». Массовые репрессии против духо­венства, изъятие церковных ценностей - дело рук Воровского. В ответ на выступления ве­рующих и протест патриарха Тихона, В. И. Ле­нин писал: «Чем большее число представите­лей реакционного духовенства и реакцион­ной буржуазии удастся нам по этому поводу расстрелять, тем лучше. Надо именно теперь проучить эту публику так, чтобы на несколько десятков лет ни о каком сопротивлении они не смели и думать».

Карающим мечом Ильича был Вацлав Бо­ровский. Вся его дальнейшая жизнь - связана с дипломатией. Заграничные поездки, пра­вительственные делегации, международные конференции. Во время одной из них - в 1923 году в Лозанне (Швейцария) - обедая в отеле «Сесиль», он был застрелен белогвардейцем-эмигрантом.

После пышной траурной церемонии с пламенными речами (В. Маяковский этому событию даже стих посвятил) и похорон у Кремлевской стены, советское правительство разорвало дипломатические отношения со Швейцарией и запретило «въезд в СССР всем швейцарским гражданам, не принадлежащим к рабочему классу» на двадцать пять лет.

Памяти Олега Шаповала

Весьма горячим было последнее заседа­ние комиссии по упорядочению наименова­ний улиц Чернигова. Обсуждалось предложе­ние инициативной группы жителей города о переименовании улицы 50 лет СССР в улицу имени Олега Шаповала. Увековечить память нашего восемнадцатилетнего земляка - героя Афганской войны, посмертно награжден­ного орденом Красной звезды, предложили его родные и близкие. Жил Олег в Чернигове на улице 50 лет СССР, учился в расположен­ной на ней школе №27. (Она-то теперь и будет! носить имя героя-афганца, некогда сидевше­го там за партой).

Ирина Соломаха,

член комиссии по упорядочению наименований улиц Чернигова:


- Самое важное в вопросе пере­именования улиц - не допустить оши­бок прошлых поколений. Делать это нужно, основываясь на культурно-исторические исследования, с уче­том мнения жителей областного цен­тра. Это долгий путь. Но так и долж­но быть.

Переименовать какую-либо улицу нельзя по инициативе комиссии. Де­лать это должны сами черниговчане. Процедура такая: создается инициа­тивная группа, не менее трех человек, составляется письмо на имя городско­го головы, в котором детально обосно­вывается данное предложение.

Уполномоченные Черниговского городского совета положительно отнеслись к самой инициативе. Но для переименования были предложены несколько других вариантов: ду­блирующиеся названия улиц Полесская и Лысенко (казусная ситуация возникла после того, как в черту города вошло село Александровка), Каштановая, Малиновского. По иронии судьбы есть в Чернигове и Три улицы Радиозаводские - 1-я, 11-я и 3—я.

Что же касается 50 лет СССР, то над по­литическим подтекстом, о котором уже за­явили некоторые СМИ, здесь, скорее, доми­нирует юридический. На одной из крупнейших торговых магистралей города расположены сотни магазинов, фирм, предприятий, рынок «Нива»,- которым в случае смены названия, придется менять и юридический адрес.

С предложенными вариантами категори­чески не согласны представители инициатив­ной группы. Одним из аргументов, к которому они аппелируют, является то, что улицы, пред­ложенные для переименования, расположе­ны слишком далеко от центра. Вопрос пока остается открытым. А ведь переименование тех же Войкова или Воровского в улицу име­ни Олега Шаповала могло бы стать хорошим выходом из патовой ситуации.

Вопросы местного градостроительства пока далеки от идеальных. Не получается следовать общепринятому: новая улица -новое название. Но, это отнюдь не означа­ет, что нам нужно и дальше почитать име­на сомнительных личностей, всплывшие на кровавом гребне истории. Притом,, никак не связанные со славным прошлым нашего об­ластного центра. Однако не стоит забывать и о том, что когда речь идет о переписывании истории, главный принцип, как и в медицине: не навредить.

Кто такие Войков и Боровский, мы поинтересовались у черниговчан:

Ирина, 23 года, студентка:

- Боровский? Не знаю. Наверное, деятель исторический какой-то. На этой улице живу с дет­ства, хотелось бы, конечно, узнать чьим именем она названа.

Валентина Григорьевна, 57 лет, пенсионерка:

- Это революционер такой был, в честь него и улица названа. За какие заслуги конкретно? Не знаю! У нас сейчас так много проблем, а вы о пе­реименовании улиц! Сначала порядок в стране нужно навести! Старики, дети голодают, в боль­ницах нищета, а вы улицы переименовывать! Это сколько ж денег уйдет?  Думать надо, в первую очередь, о живых.

Иван Сергеевич Карпов, 72 года, пенсионер:

- Войков - соратник Ленина. Дипломат, кото­рого убили белогвардейцы. Это историческая лич­ность, а историю нельзя переписывать.

Вера Ильинична Земченко, 45 лет, торговый работник:

- Прошлой зимой здесь ребята что-то пере­именовывали. Меняли вывески на «Улицу героев Крут». Я не знаю, как лучше. Мне все равно.
Автор:Наталия Бушай, еженедельник Деснянская Недел

1 коментар:

  1. Историю, конечно, переписывать незачем, но героев от подонков отличать все же надо. А также историю своего города, села, своего родного края – от исторических мифов, занесенных издалека чужими ветрами.

    ВідповістиВидалити