08.02.11

На суперсекретном объекте в Черниговских лесах было видно, как взорвался «Челленджер»

Олександр Соломаха
Нещодавно, зовсім випадково, у своєму архіві (який, до речі, давно потребує упорядкування) знайшов власну ж статтю, що у далекому 1998 році була опублікована в газеті «Факты и комментарии». Як мовиться, «перезапостити» її на свій блог я вирішив з однієї простої причині. З недавнього часу на території колись супер-пупер секретного об'єкта - військової частини А 3330, що розташовувалась поблизу селеща Розсудів, Ріпкинского району, - відкрився пункт тимчасового перебування іноземців й осіб без громадянства. Його відкриття стало наслідком вступу в дію з 1 січня цього року угоди між Україною та ЄС про так звану реадміссію. Тобто, тепер в Україну з Євросоюзу підлягають обов'язковій депортації всі нелегальні емігранти, які, будучи громадянами інших країн, потрапили в ЄС незаконно з нашої території. Але це вже інша історія... Я ж за завданням газети відправився тоді до військових, щоб з'ясувати долю, як самої системи попередження про ракетний напад, так і долю маленької військової частини, що у той час обслуговувала цю систему.Об'єкт розташовувався у лісі, неподалік від Чорнобиля. На момент мого відрядження РЛС вже п'ять років, як була знята з бойового чергування. Але режим таємності продовжував зберігатися. Пам'ятаю, масштаби побаченого мене сильно вразили. Нічого подібного до й після цього мені так і не довелось бачити...
Текс статті подаю мовою газетної публікації.

 
На суперсекретном объекте в Черниговских лесах было видно, как взорвался «Челленджер».

На обычной географической карте здесь обозначен лес. Офицеры и солдаты части на конвертах указывают обратный адрес: Черниговская обл., Репкинский район, с. Рассудов, ул. Лесная. Иное название объекта – Любеч-1 – мало о чем говорит «непосвященным». Об особом назначении объекта свидетельствует разве что вознесшийся над лесом на высоту 12-этажного дома антенный комплекс радиолокационной станции – в ясный день эти металлические «кружева» видны за много километров.

Большая часть оборудования находится под землей. Говорят, самое сложное обслуживают офицеры, у большинства из которых – не менее двух высших образований. Доступ в бункеры имеет ограниченный круг специалистов в погонах. Сидя «на чемоданах», они по-прежнему соблюдают режим строгой секретности на объекте, который пять лет назад снят с боевого дежурства и почти год как не считается боевой единицей Вооруженных сил.

По некоторым сведениям, находящееся на РЛС оборудование не имеет аналогов – лишь что-то похожее есть в России, Великобритании и Франции. Здесь нам с гордостью рассказали «по секрету», что взрыв космического корабля «Челленджер» офицеры из Любеча-1 «увидели» одновременно с американцами, а во время войны в Персидском заливе видели даже старты обычных тактических ракет.
Главной задачей любечской радиолокационной станции было вовремя засекать пуски межконтинентальных баллистических ракет с ядерными боеголовками и давать информацию силам ПВО для их перехвата и уничтожения. Впрочем, один из старожилов военного городка поведал о некоем другом проекте, который разрабатывали в Любече-1 в начале 80-х ученые-ядерщики: якобы «колдовали» они над разработкой программы «Анти-СОИ», а находящаяся поблизости Чернобыльская АЭС должна была обеспечить ее реализацию необходимой электроэнергией. Но после аварии на 4-м энергоблоке мощность АЭС существенно уменьшилась. Кроме того, оказалась в зоне радиационного заражения и вскоре прекратила свое существование другая крупнейшая РЛС – «Чернобыль-2», с которой станция «Любеч-1» работала в паре: первая посылала мощный радиосигнал, огибавший в ионосфере Землю, вторая принимала информацию, которую несло его отражение.


Не так давно служба в Любече-1 считалась весьма престижной и почетной. До сих пор ходят слухи, что военные здесь получают бешеные деньги — «за вредность». Командир части полковник Юрий Говоров жаловаться не любит. Он прослужил здесь 22 года, и его жалованье составляет нынче 305 гривен. Негусто – даже для местности, где тратить деньги, в принципе, негде: в военном городке закрыты все магазины, кроме коммерческого, а пять месяцев назад даже прекратили показывать фильмы в клубе...

И Чернобыль, и новые – социальные с политическими – веяния круто изменили жизнь военного городка. С 1986 года численность личного состава части, обслуживающей РЛС, уменьшилась на 90%. Сейчас в городке проживают 430 человек военных и гражданских. Из последних 150 – дети. С декабря прошлого года часть как боевая единица Вооруженных сил фактически уже не существует. Люди «со стороны» в городок не приезжают: места здесь райские, природа замечательная, летом грибы, ягоды, рыбалка, да только после аварии на ЧАЭС за лесными дарами нужно ходить с дозиметром... Разве что сейчас, когда идет перераспределение военного имущества, сюда слетаются разные авантюристы как мухи на мед.

Действующих офицеров и прапорщиков переведут в другие части, но около ста семей – преимущественно пенсионеры, уволенные в запас военнослужащие и их семьи – останутся здесь. Сейчас гражданские трудоустроены, в основном, при части – в теплохозяйстве, медпункте, общежитии, детском саду... Если в/ч ликвидируют, многие останутся без работы, утратив единственную возможность содержать семью. До ближайшего населенного пункта, где можно найти хоть какой-то заработок, – 35 км. Мрачная перспектива ожидает и тех, кто живет в общежитии, и у кого есть квартира: скоро с городка снимут статус военного, и жилье превратится из ведомственного в государственное, а его хозяева утратят право на отселение и обеспечение жильем в случае переезда в другой город.
Командующий войсками ПВО обещал, что все жители военного городка будут отселены и обеспечены квартирами. Но время идет, а судьба гражданских любечан остается неизвестной. Люди ропщут все громче и уже способны на любые действия. Женщины готовы помешать вывозу из части вооружения. Прецеденты им известны: в прошлом году в Нежине расформировывали летный полк, и женщины буквально привязывали себя к самолетам. А за всем этим растерянно наблюдали мужья-офицеры... По словам командира части, менее 1% средств, полученных от продажи ее радиотехнического вооружения, хватило бы на строительство в Чернигове дома для всех желающих покинуть Любеч-1. Купить технику могли бы гражданские связисты. Можно расквартировать в городке пограничников, ведь в семи километрах отсюда – Белоруссия. Непонятно, зачем они сегодня строят все «с нуля» в Репках, если в Любече-1 их ожидает все готовенькое.

– Некогда важнейший стратегический объект не соответствует нынешней украинской военной доктрине, – комментирует ситуацию командующий войсками ПВО генерал-полковник Александр Стеценко. – Страна – внеблоковое безъядерное государство и ни с кем воевать не собирается. Если даже кому-то придет в голову запустить по нам ракету и мы зафиксируем ее старт, ответить тем же Украина не сможет. Так зачем нам такая дорогая игрушка? А что до продажи радиотехнического оборудования – да кто его купит, устаревшее?


В системе ПВО Украины 39 военгородков, из которых ушли войска. Там осталось около 500 семей военнослужащих и гражданских лиц в значительно худших условиях. В Любече я был: там живется относительно неплохо. Представьте, в котельной служит офицер, и при нем пять прапорщиков! Это жирно для объекта, который пять лет как снят с боевого дежурства. Мы вместе с Черниговской областной госадминистрацией безвозмездно предлагали городок многим ведомствам, в том числе гражданским связистам. Пока желающих нет. Постепенно будем переводить военнослужащих в другие гарнизоны, а в городке оставим тех, кто будет поддерживать объекты жизнеобеспечения в рабочем состоянии...

Олексанлр Соломаха, Володимир Шуневич
2 жовтня 1998 р.
 

Немає коментарів:

Дописати коментар