22.09.12

Партизанка 82-річна Павлина Березовська видає монографію про партизанський рух на Чернігівщині, про справжніх «лісових месників» та компартійних пияків, про дух спротиву і конформізм задля збереження власного життя

Павлина Березовська
Відомості про реальне, а не прикрашене радянською пропагандою партизанське підпілля пробиваються до суспільної свідомості майже так само натужно, як свого часу про Голодомор. За художніми фільмами «про партизанів», як за тюремним парканом, приховується справжній характер і хронологія подій українського підпілля. І страшні злочини проти нього — з боку «своїх». Про все це написала у книзі «Двічі страчені — Вічно живі» (Київ, 2006) журналістка, колишня учасниця підпілля на Чернігівщині, нині 82-річна Павлина Березовська. Їй допомагала донька одного з керівників підпілля Ніна Дяченко. Помешкання Павлини Леонідівни заставлене монографіями, мемуарами й художньою літературою про Другу світову війну, у шафах рядками стоять архівні теки із записами спогадів понад 100 очевидців — підпільників, партизанів, селян. Над цією 600-сторінковою книгою, в якій авторка розповідає про фальшивих «героїв» і про повернуті чесні імена знищених ними підпільників, працювала понад 40 років. Про це — наша розмова з Павлиною Березовською.



      — Радянські книжки й фільми нас навчали, що партизанським рухом мудро керувала Комуністична партія. Розкажіть, будь ласка, чи саме партпрацівники заснували підпілля на Чернігівщині?

      — Мій батько, безпартійний Леонід Товстенко, потрапив у німецький полон під Золотоношею разом з іншими такими ж неозброєними, без обмундирування новобранцями. Їх закрили у великій клуні. Батько підмовив земляків тікати і повернувся додому, в село Ярославка Бобровицького району на Чернігівщині. Коли трохи підлікувався, став шукати зв'язку з підпіллям. Пішов до одного комуніста, до другого — вони лякалися й казали, щоб більше до них не приходив з такими запитаннями. До речі, подібне було і в Новій Басані: перед окупацією компартійна верхівка зникла, завчасно відправивши в евакуацію свої сім'ї. Тоді батько послав мене до знайомого вчителя Андрія Ілліча в сусіднє село, який був зв'язаний з Бобровицьким районним підпіллям. Відтоді я стала зв'язковою.
     

09.09.12

Невозвращенцы 1812 года

Владимир Абаринов
В записках участника наполеоновских войн артиллерийского офицера А.М. Барановича «Русские солдаты во Франции в 1813-14 гг.» есть рассказ о русском солдате, пожелавшем остаться на житье во Франции:


Полковника Засядко денщик, довольно смышленый, вздумал из-под ведомства военного освободиться и жить по-французски, пользоваться свободою, убеждая себя, что в настоящее время он не находится в России, под грозою, а в свободной земле, Франции... ...и, пришед к полковнику, сказал: «Отпустите меня! Я вам долее не слуга!» – «Как? Ты денщик: должен служить, как тебя воинский устав обязует!» – «Нет, г. полковник, теперь мы не в России, а в вольной земле, Франции, следовательно, должны ею (свободой) пользоваться, а не принужденностью!»


Полковник доложил о вольнодумце генералу. Тот назначил судную комиссию, которая «обвинила его в дерзком посягательстве сделаться свободным французом и в подговоре своих товарищей к сему в противность воинских законов, и потому мнением своим положила: его, денщика, прогнать через 500 человек один раз шпицрутенами, что было исполнено в виду французов, дивившихся нашей дисциплинарии. И этим улучшилась субординация».


Хоть автор записок и утверждает, что этот случай «небывалый в войске и в летописях истории русских войск», в другом месте он же сообщает, что по возвращении из похода русская армия недосчиталась сорока тысяч нижних чинов, «о возвратe которых Государь Александр и просил короля Людовика XVIII», однако король просьбу императора исполнить не мог «за утайкою французами беглецов, и потому ни один не возвратился».


40 тысяч невозвращенцев из армии победителей, и не дворян, а мужиков! И это несмотря на зверскую «дисциплинарию», которую в порядке вещей считали доблестные освободители России от французского ига. Мотив солдата был самый что ни на есть политический: он желал «пользоваться свободой», какую нашел лишь на чужбине.

06.09.12

На чьих штыках держался Врангель

Военные силы Врангеля
Пехота:
[…] Корниловская дивизия – 7000 штыков
[…] Галичане – 200-300 штыков
[…] Гарнизон Керчи – 1200-1500 штыков
[…] Кавалерия:
[…] Без лошадей, наполовину без вооружения:
Кубанцы – 4000-5000 […]

[…] Расположение.
[…] вдоль Арбатской стрелки – кубанцы.
Между Симферополем и Джанкоем – корниловцы (в резерве).
[…] Балаклава: Галичане. […]

[…] Надежность.
[…] Корниловцы – новые пополнения, мобилизованные в Полтавской и Харьковской губ[ерниях], сменил старую окраску корниловцев; в национальном отношении в некоторых частях 65-85 проц. украинцев, а в VI роте 1-го Корниловского полка до 30% бывш. гайдамаков. Настроение украино-малоросское: с большим удовольствием перешли бы к Петлюре. Офицерский состав до 80% контрреволюционный, остальная часть – пассивные и подавленные.
Дроздовцы – кавалерия, конные – пьяницы, грабители, кокаинисты. Настроение бандитское. В 1-м и 2-м пеших полках офицерский состав контрреволюционный. Солдаты большей частью из пленных красноармейцев, которых жестокая дисциплина заставляет драться.
Немцы-колонисты – храбрые контрреволюционеры.
Мусульманский конный полк – тоже контрреволюционеры.
Сборный юнкерский полк. Настроение наполовину революционное. Юнкерская батарея с пушками перешла к советским войскам.
Кубанцы – национально-революционные, имеют связь с Украинским повстанческим Советом (Петлюровским).
Донцы – дезорганизованы, настроение пассивное, подавленное, без оружия, без лошадей. Добр[овольческая] армия относится к ним враждебно. Атаман Богаевский авторитетом не пользуется.
Гарнизон Керчи – революционный. Экипаж флота: на крейсере «Ген[ерал] Корнилов» и дредноуте «Ген[ерал] Алексеев» - сыны помещиков, безусловные контрреволюционны. Остальные больше украинские революционеры, частью шкурники; с военной стороны ценности не имеют. С политической – пассивны. […]

[…] Военное.
Из безусловно достоверных источников мы получили следующие сведения об армии ген. Врангеля:
[…] Военные соглашения существуют между Врангелем, Махно и Омельяновичем-Павленко. […] Слухи, будто Краснов и Скоропадский отправились на юг, чтобы стать во главе восставших [на Дону и в Кубанской области – Joanerges], лишены основания. […]

[…] В дополнение к НР 494 от 16.7.20 можем сообщить о военном положении в Крыму следующее:
[…] Врангель находится также в контакте с украинским предводителем банд Тютюниковым, квартирующим в Тирасполе, но тесной связи у них нет. С Омельяновичем-Павленко или с Украинским правительством нет никакого договора. С Махно была попытка заключить договор и установить своего рода гражданский мир. Несмотря на это на левом крыле Врангеля происходят постоянные … с людьми Махно. Махно прекрасный разбойничий атаман. Слухи, что он великорусской ориентации и монархист, неверны. В его штабе есть несколько русских офицеров; начальником штаба, как сообщают, является немецкий офицер фон Клейст; титул «оберст», ему присвоенный, он получил от Махно. Вокруг Махно есть войска хорошо настроенные, но на периферии зоны его могущества действуют разбойничьи банды, прикрываясь его именем. Махно может поставить около 60 000 и имеет для них хорошее вооружение и обмундирование. В настоящее время его войско еще слабо, так как люди разошлись на полевые работы. По окончании их Махно очень усилится и вернется к своим операциям. Он, безусловно, антибольшевик. […]

    Доклад оперативной части Особого отдела Кавказского фронта [Красной армии] о состоянии Русской армии генерала П.Н. Врангеля. Конец июля 1920 г.
    ЦА ФСБ РФ Ф. 1. Оп. 4. Д. 543. Л. 809 об. Копия.

03.09.12

Усилия привели к праху. Украинским ученым позволили исследовать могилу князя Даниила Галицкого

Фото: Василий Шапошников
Украинская сторона получила разрешение на проведение археологических исследований на месте предполагаемого захоронения князя Даниила Галицкого в польском городе Хелм. Чтобы добиться этого, Министерство экономического развития и торговли передало в пользование Украинской римско-католической церкви одно из зданий во Львове. Эксперты в области религии полагают, что раскопки могут стать важным событием как в церковной, так и в светской археологии. В свою очередь археологи утверждают, что могила Даниила Галицкого давно уничтожена.

О том, что Украина добилась разрешения на проведение поисков останков князя Даниила Галицкого, "Ъ" рассказал министр экономического развития и торговли Петр Порошенко. "Министерство экономики должно было передать римско-католической церкви здание во Львове, где сейчас находится подведомственный министерству филиал Гостехстандарта. Мы со своей стороны выступили с тем, чтобы нашим археологам и историкам предоставили право на проведение научных исследований церкви в Хелме, где по историческим данным был похоронен Даниил Галицкий",— объяснил он.

Даниил Галицкий родился примерно в 1201-1204 году. В разное время был великим князем Волынским, Галицким и Киевским, является основателем Львова и Хелма. Умер в 1264 году и был похоронен в церкви Пресвятой Богородицы в Хелме (ныне — Люблинское воеводство в Польше). Сейчас на месте этого храма находится базилика Рождества Пресвятой Девы Марии (римско-католическая церковь), построенная на старых фундаментах в 1735-1756 годах.

По словам господина Порошенко, украинские ученые не могли получить разрешение на такие исследования. "Мы считаем наше предложение правильным, тем более, что по закону это здание не подлежит обязательной реституции - там находилась трапезная монахов-доминиканцев, а значит — это не место совершения богослужений". Министр сказал, что данное предложение было удовлетворено. Как стало известно "Ъ", для того чтобы украинские ученые могли начать исследования, был задействован и МИД, чьи представители вели переговоры с польской стороной.

В настоящее время создана украинско-польская совместная группа, пока не приступившая к раскопкам, а только ведущая переговоры о начале исследований на месте предполагаемого захоронения князя Даниила Галицкого. По информации "Ъ", украинские ученые уже выехали в Хелм.

Эксперты в области религии положительно отнеслись к перспективе проведения подобных исследований. "Если эти раскопки начнутся, то они станут важным событием не только для церковной, но и для светской археологии. Даже если останки князя не будут найдены, то археологи могут обнаружить там много чего другого, что даст дополнительную информацию о жизни Галицко-Волынского княжества",— заявила "Ъ" вице-президент Украинской ассоциации религиоведов Людмила Филипович.

Вместе с тем археологи к основной цели исследований отнеслись скептически. "Найти захоронение абсолютно невозможно, так как оно давно уничтожено. Поэтому все разговоры о какой-то могиле Даниила Галицкого абсолютно ненаучны. Хотя там действительно можно найти много интересного, относящегося к периоду Галицкого княжества",— уверен директор Института археологии Национальной академии наук Украины Петр Толочко.

Юрий Панченко, Артем Скоропадский,