04.07.11

Сколько можно заработать на антиквариате

Куда и почем сдать дары природы: травы, цветы, плоды; дары цивилизации: бутылки, натурпродукты человеческого тела: кровь, сперму, волосы и т.д., мы узнавали на прошлой неделе.

Сегодня в наших руках российский серебряный рубль 1810 года, золотая русская монета 1899 года номиналом 10 рублей с изображением царя Николая II и два советских серебряных полтинника 1924 и 1925 года выпуска. Еще захватили книжку 1905 года — десятый том полного собрания сочинений Шеллера-Михайлова, второе издание.
Сколько это добро стоит? Узнавали в антикварных магазинах.
За Александра III — машина, за Николая II — 420 долларов

— В Киеве такие монеты по 420 долларов, — рассматривает золотой червонец хозяин магазина «Антик», что рядом с Красной площадью, Александр Ефименко. — Я приму у вас монету по курсу 8. Такая же монета, но побольше (15 рублей), стоит долларов 650. А если на монете Александр III с длинной бородой (червонец), то на нее и машину можно купить. На две тысячи долларов потянет.

— За оценку денег не берете?
— Нет. А вы продавать пришли или просто прицениться? Вам таких денег, как я, никто нигде не даст. Давайте сделаем так. Вы продадите мне все монеты, кроме одной. Если вам за нее где-то дадут больше, чем здесь, я верну вам монеты, а вы мне деньги.
Мне десять процентов заработка с каждой вещи достаточно. Другим нужно пятьдесят процентов. По сто гривен полтинник заберу. Продам — по сто десять. Рубль заберу за тысячу гривен. Продам за тысячу сто. Золотую монету продам за четыреста тридцать долларов.

— А книжка?
— Ничего не стоит. У меня ящик таких — не знаю, куда девать. Отдам по 50-100 гривен. Книга должна быть в хорошем состоянии и интересного содержания. Например, старинная «Война и мир» в красивых переплетах, с белой мелованной бумагой — двести-триста гривен.

— Что чаще приносят? — спрашиваем.
— Предметы обихода: самовары, чайники. Самовар гривен триста стоит. Стульчик — около тысячи. Книги. Иконы под реставрацию. Картины. Но сдают всего очень мало. Кризис. В основном торгуем современными вещами сувенирными, не антиквариатом. Покупаем товар в Киеве и здесь продаем.

— Что считается антиквариатом?
— Все, что произведено до 1954 года. Сталинские вещи считаются уже антикварными. За границу вывозить антиквариат нельзя. Как ни пытались, ездили в Министерство культуры — разрешения не дают.
— Антикварный рынок в Чернигове открылся в 1991 году, тогда я этим делом и занялся. Магазину «Антик» шесть лет. До этого я сидел в подвале на рынке, тоже антиквариатом занимался. А монеты с первого класса собирал.
— Насчет серебряной монеты подумайте — за полторы тысячи гривен заберу. У меня в коллекции как раз такой не хватает, — набросил цену Александр напоследок.

«Хлам приносят женщины»

— «Раритет» расшифровывается — редкая, ценная вещь. Не обязательно старая. Мы покупаем вещи, которые имеют потенциал продажи чуть дороже, — говорит нам владелец магазина «Раритет» на Центральном рынке Юрий Сердюк.
Показываем монеты.
— Сами скажите, на какую сумму рассчитываете, — предложил нам владелец магазина.
Мы отказались. Тогда советские полтинники мужчина оценил в 70 гривен каждый. Серебряный рубль — в 400 гривен. А золотой полтинник — в 350 долларов или 2800 гривен. А вот за книгу забытого писателя Шеллера-Михайлова предложил 30 гривен.

— Думаем, монеты стоят дороже, — торгуемся.
— Конечно, дороже, я же вложил свой финансовый интерес, — улыбается Юрий.
— В другом месте за червонец предлагали 420 долларов.
— Есть разговоры и общения, а есть реальность. Вам отсчитали эти деньги и отдали в руки? Нет. Коллекционер может обещать, а потом передумать. Состояние монеты не коллекционное, ломовое. Год выпуска распространенный. Она затертая, б/у и четко стоит тех денег, что я сказал, — заверил нас Юрий. — Когда человек сдает вещи, требую у него расписку. Это маленький листочек бумажки. На нем — паспортные данные и фраза «не воровано».

Вокруг нас история — значки, часы, фотографии, монеты.
— В основном этот хлам приносят женщины, — объясняет нам Юрий Сердюк. — Либо муж оказался подлецом, либо они попали под влияние более сильного мужчины. Чтоб забыть, не вспоминать и не грустить, женщине нужно расстаться с вещами бывшего — продать подарки, наследство, фотографии. Приходят вдовы, которым нужно вводить в дом нового мужчину.
Бывает и так: мужчина покупает у меня вещь девушке в подарок. Девушка через день приходит и ее мне продает. Девушки любят деньги, а не какие-то там символические подарки!
Приносят вещи родственники умерших. Например, получили наследство от бабушки, которая перед смертью долго болела. Для них оно — воспоминание о кошмаре, который они прошли перед смертью. Родственники желают от него избавиться. Потом уже, года через три, жалеют.

— Бесплатно приносят что-то?
— Подарков я боюсь. Очень обязывает.

«Покупать можно, продавать нельзя»

В магазин забегает мужчина. Коллекционер рассматривает товар, но в итоге его не забирает. Посетитель уходит ни с чем.
— Выбитую челюсть с золотыми зубами принес. Вот я и не взял, — смеется Юрий. — Шучу, печать серебряную, — -объясняет.
— Что будете делать с золотой монетой?
— Зубы себе могу сделать золотые, — улыбается Юрий. — Законодательство разрешает покупать много чего. Но запрещает продавать золото, серебро, например. На это нужна лицензия. Я обратился за ней в Киев. Мне сказали: есть условия, помещение, решетки на окнах, сигнализация, видеосъемка? Пожалуйста! Но ты обязан отправить изделие на завод и поставить на нем украинскую пробу. Кому же после этого монета будет нужна? То есть государство в данный момент не дает мне возможности продавать такие вещи... Понимаете? Они лежат и ждут полноценного разрешения.
В детстве я с братом коллекционировал монеты. Сейчас это просто работа. Удовольствия нет. Жизнь заставила. Тут я работаю год, числюсь как коллекционер. У меня есть удостоверение, плачу членские взносы.

Юрий показывает удостоверение. В нем фото женщины.
— Это Оксана — моя жена. Каждый мой человек тут так или иначе задействован.
Один человек имеет право держать по закону несколько повторяющихся предметов. К примеру, я имею право держать только две монеты одного года, а у меня их десять. Подстраиваюсь: у меня есть люди, которые бесплатно хранят у себя мои вещи. Я обязан соблюдать правила.

«Можно в печке порыться?»

В магазине «Антиквариат», рядом с филармонией, за серебряные полтинники предложили по 40 гривен.
— Цену остальных монет уточните в магазине «Мистецтво» (недалеко от городской санстанции. — Авт.). — сказала девушка и вернула деньги.
— С ценой определились? Вы намерены продать или хотите прицениться? — спросил Николай Скрыпаль из магазина «Мистецтво» и зашел в Интернет. — Хочу посмотреть цену на аукционах Украины.
Рубль потертый немного. Но у меня такого в коллекции нет. Поэтому возьму по потолку — четыреста гривен. За серебряные полтинники в других магазинах дают сорок гривен, я дам шестьдесят.
И насчет червонца подумайте. Я еще перезвоню одному человеку, уточню цену — она плавает. Золотые червонцы 1897-1899 годов стоят по 400 долларов или 3200 гривен. 1890 год чуть дороже — 3600 гривен.
— Паспорт нужен?
— Нет. Я вам верю. Вы же не украли ее.
— Дедушка нашел в печке.
— А где печка? Можно у вас там еще порыться?

Алина Сиренко, Марина Забиян, еженедельник «Весть» №26 (451),

Немає коментарів:

Дописати коментар